Ego Game (igriego) wrote in spy_modern,
Ego Game
igriego
spy_modern

Безопасное место или один дома

Время от времени на многих людей (многие из которых весьма достойны и рассудительны) нападает беспокойство по поводу своей и своих близких безопасности. Многих людей не устраивает нынешнее время, а ещё более многих — место, где им в это время выпало жить. Если с перемещениями во времени до сих пор наблюдаются серьёзные трудности, то с путешествиями в пространстве при определённом желании и сноровке особых трудностей нет.

Первое, что можно сделать для поисков безопасного места — это покрутить глобус. Безопасность можно и нужно рассматривать с самых разных сторон. Прежде всего, географические данные: сейсмологическая обстановка; горы ли окружают наше возможное новое жильё или его омывают моря, а если омывают, то часто ли они грозят штормами, водяными смерчами, а то и цунами? Или же нам предстоит жить в пустыне: очень ли опасны песчаные бури и сколько времени можно находиться на солнце с непокрытой головой, если забыл дома бурнус? В лесах, как нам, к сожалению, уже известно, случаются пожары (по вине людей), которые несут несомненную угрозу здоровью и жизням ни в чём неповинных граждан и наносят ущерб природе. В любых ландшафтах таятся свои опасности.

Во-вторых, неплохо бы узнать про народонаселение нашего искомого места и его (народонаселения) нравы. Следует сразу же оговориться: не бывает плохих народов, бывают разве что плохие правящие режимы, которые оные народы некоторое время (вот оно опять, то самое «нехорошее» время появилось) угнетают. Но на этот случай имеются другие, хорошие правящие режимы, которые плохим режимам на их недостатки управления упорно указывают. В результате таких, казалось бы, разумных действий хороших режимов, как правило, приходят в раздражение и их «собственные» народы и народы, угнетаемые плохими режимами. Раздражение же в свою очередь приводит к тому, что часть населения и там и сям становится опасной для остальных, чего мы, собственно, и опасались с самого начала поисков безопасного места.

В мире сложились разные методы поддержания безопасности на отдельно взятых территориях: сооружение ж/б заборов, профилактические бомбардировки других территорий или отслеживание по всему миру опасных инакомыслящих, которым грозит «сердечный приступ» от удушения подушкой в номере отеля или укол зонтиком на тихой улочке. Увы, такие меры сохранения мира и спокойствия используются в отдельных местах, претендующих на звание демократических.

Остаётся ещё проверить экологическую обстановку, исследуемой нами местности, социальные и экономические права и возможности для местных и не очень граждан, а также терпимость (а то и нетерпимость) в данном месте по отношению к различным верованиям, убеждениям, отклонениям и прочему, причём многие из указанных факторов проверить представляется возможным исключительно на месте — глобус в таких случаях не поможет.

Если в случае с географическо-метеорологическими исследованиями мы выяснили, что полностью безопасных мест на планете нет (особенно в свете глобального текущего изменения климата), то и в случае с социально-этнографически-политическим исследованием мы приходим к выводу, что по-настоящему безопасным можно будет считать лишь те места, где собственно нет людей вообще. Во всех иных случаях опасность, потенциально происходящая от других людей, всё же существует.

Опасность эта в разных местах (и для разных людей) проявляется, конечно же, в разной степени. Но будет ли легче конкретной жертве от того, что она (жертва) совершенно случайная, нетипичная и непредвиденная для этих спокойных и справедливых мест (последнее прилагательное гарантирует адекватное наказание для преступников (в случае их поимки) — это, собственно, и есть, та благая цель, к которой стремятся все здравомыслящие поборники безопасности: эффективно и адекватно действующая правоохранительная система, как часть общей, куда как более глубокой и имеющей много сторон безопасности вообще).

Следует признать, что ситуация с безопасностью в нашем отечестве, в общем и целом, лучше чем на Гаити, но всё же несколько хуже, чем на Таити, хотя последнее и делает шаги на сближение с нами в отношении небезопасности. Очень бы хотелось верить, что «стоимость» жизни в разных местах нашей большой страны превышает пресловутые 10 копеек. С другой стороны, в недавнюю новогоднюю ночь некий человек в своей поздравительной речи перед очень большой страной сообщил в частности своё мнение о возрасте России, а именно, что ей меньше 20-ти лет от роду, так что для столь молодой страны, наверное, простительна такая высокая степень небезопасности её граждан.

Кроме того столь притягательная для очень многих (но отнюдь не всех) свобода (во многих своих смыслах) таит в себе потенциальную (легко переходящую в реальную) опасность, несвобода же не только таит, но и наглядно демонстрирует опасность по отношению практически ко всем, кто находится под её воздействием. Путь от несвободы к свободе полон опасностей по определению — такова особенность человеческой жизни: опасность никогда не покидала людей, на протяжении всей истории — от древней до современной.

По здравому размышлению безопасного места (в географическом смысле, по крайней мере) в этой жизни нет. Но есть возможность обретения места родного, своего. Не обязательно для всех этим местом становится место действительного рождения и произрастания человека. Близким, своим может стать и вовсе отдалённое географически место, если оно соответствует внутренним убеждениям человека и готовности принять его как своё, учитывая все имеющиеся местные традиции и особенности. Но по сложившейся культуре осёдлых народов (ибо проблемы кочевых до сих пор не нашли приемлемого для всех сторон решения) родное место есть понятие совершенно особое, которое требует (и понятие, и конкретное место) особой заботы и защиты от опасностей как внутренних, так и внешних. Речь идёт не об изоляции, обособлении и неприятии любого «нетрадиционного» извне и изнутри, но о сохранении истинных ценностей, настоящих значимых особенностей и права на собственный взгляд и свою жизнь, как таковую.

Пример попытки (неудачной) создать небольшой, совершенно безопасный мир без соблазнов и насилия дан в фильме «Таинственный лес» (в оригинале The Village). Примеры удачных попыток создания полностью безопасного мира даны нам во многих утопиях, предсказаниях (с зловещим привкусом обещания «твёрдой руки» и «железного посоха») и реально осуществлённых мирных очень небольших общинах где-то в глуши густых кущ, сведения о которых отрывочны и противоречивы — хорошо хотя бы, что такие места ещё на Земле есть и нефтяные пятна, мобильная связь, СМИ и транснациональные компании вместе с антиглобалисткими манифестантами туда ещё не проникли.

Удачный пример защиты своего родного места можно найти в рождественском фильме «Один дома» 1990 года производства (то есть почти ровесника нашей «воображаемой» России). По нынешним строгим меркам эта рождественская семейная комедия подпадает под категорию чуть ли не пропаганды экстремизма. Взять хотя бы слова главного героя (маленького мальчика): «Это мой дом, я в нём — хозяин и я буду его защищать». Интересно, что на самом деле эта позиция хозяина (а соответственно и защитника) для мальчика является исключительно внутренней. Внешне, в т. н. реальности, хозяевами дома являются, конечно же, родители и даже в какой-то степени старший брат нашего героя (тот самый неприятный владелец большого паука).

В 90-м ещё можно было говорить такие решительные слова и показывать, как малыш перед решающей битвой подзаряжается силой в католической церкви. Сейчас бы он должен был сделать что-то гораздо более нейтральное и «безопасное», например, пригласить грабителей к себе на чай, а далее на тренинг «12 шагов к миру и радости». Примечательно, что местные правоохранительные органы приезжают лишь в самом конце истории, когда Дом уже защищён собственными, не такими уж и слабыми, как выяснилось силами изобретательного мальчика при поддержке доброго старика с лопатой (и тот и другой, замечу — типичные архетипы). Если хотите, то это удачная экранизация известной поговорки «бережёного Бог бережёт». Только бережёный это не тот, кто лежит «спелёнутый» где-то далеко в безопасном месте, а тот, кто активно и разумно защищает себя и то, что по праву считает своим.

Безопасность не есть нечто устойчивое и неизменное. Безопасность располагается на самых разных уровнях нашего бытия. Безопасность имеет свою цену и требует от человека не упования на некое спокойное тихое место, где всё «под присмотром» и не будет никаких неожиданностей, а постоянной защиты и активных действий, адекватных текущему моменту.

Всю свою историю человек боролся за свою жизнь в т.ч. и чисто физически. Требуется ли от человека современного, сугубо мирного, «обыкновенного», без принадлежности к более или менее сильным группировкам и сообществам способность к защите себя и близких? Да. И себя, и близких, и своих взглядов, убеждений и материальных предметов — всего своего мира. Всеми доступными разрешёнными средствами, даже если в целях всеобщей безопасности число средств самозащиты будет стремительно сокращаться. В таких случаях стоит вспомнить изобретательного мальчика и доброго старика с лопатой.
Кирилл Кретов
Принять участие в обсуждении статьи можно здесь.
Tags: military summary
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments