Ego Game (igriego) wrote in spy_modern,
Ego Game
igriego
spy_modern

Мужество быть

Самое время поговорить о страхах, тревогах и о мужестве. При рассмотрении столь важных и сложных понятий теоретической основой по большей части мне послужила книга Пауля Тиллиха «Мужество быть», которую я рекомендую к прочтению по причине её экзистенциальной направленности, простоты языка (что в учёных трудах — неоспоримое достоинство) и жизнеутверждающей силы (что всегда хорошо). Практические примеры будут взяты из окружающей жизни — благо сейчас они наиболее очевидны.

Вначале о самом «простом» — о страхах. Страх, будучи в своей основе тесно связан с тревогой имеет от неё существенное отличие: страх имеет определённый объект, который можно осознать, оценить и преодолеть. Преодоление страха может подразумевать и непосредственную борьбу с его объектом. Объекты страха могут быть самые различные; одушевлённые и не очень, мнимые и самые, что ни наесть истинные. Здесь всё зависит от соотношения реальной угрозы (которую не всегда удаётся оценить заранее) и того уровня и распространения страха, который она вызывает. Случаи страха неоправданного, несоразмерного или излишне устойчивого представляют профессиональный интерес для психологов, психотерапевтов и даже психиатров. Но страх совершенно необходим не только для человека, но и для всего живого мира; он — сигнал об опасности, побуждение к принятию мер по защите и спасению чего-то дорого и самой жизни.

Тревога по своей сути лишена объекта. Следствием этого может стать состояние беспомощности у человека (и у животных, также, ибо тревога свойственна и им). Отсутствие объекта угрозы дезориентирует и приводит в смятение. Поэтому вполне естественно желание человека превратить тревогу в страх, чтобы обрести тот объект, который можно будет принять или же преодолевать. В сущностном отношении можно различить три типа тревоги: тревога судьбы и смерти, тревога пустоты и утраты смысла, тревога вины и осуждения. Эти три типа тревоги тесно связаны между собой и присутствуют в человеке совокупно, но, как правило, с преобладанием одной из них. То же самое можно сказать и о человеческом обществе и о целых эпохах. Так, например, в наследство от 20-го века в наше время перешла тревога пустоты и утраты смысла (а также тревога вины и осуждения, свойственная преимущественно для Европы), но доминирует сейчас, несомненно, тревога судьбы и смерти. Небытие находится не только всегда где-то рядом с бытиём, но и является его неотъемлемой частью.

Мужество быть это утверждение бытия вопреки небытию. Мужество быть, то единственное, что позволяет принять в себя все типы тревог и жить с этим приятием. Отчаяние является крайним проявлением тревоги. Но и отчаяние не есть конечное состояние, из которого невозможно выйти. Приятие отчаяния даёт возможность превозмочь его через утверждение мужества быть. В самом отчаянии проявляется двойственность свойственная многим сложным понятиям и явлениям: будучи крайним проявлением с одной стороны, отчаяние несёт в себе возможность для самопреодоления.

Эта двойственность всегда (по крайней мере, пока существует живой мир) содержит превосходство бытия над небытиём. Так само утверждение «да» содержит в себе и «нет» (превалируя над ним), так вера содержит в себе сомнение, принимая его как неотъемлемую часть себя, так и бытие неизменно содержит в себе небытие, что даёт реальную основу для постоянного развития и проявления мужества быть.

Мужество быть — постоянный , непрерывный или возобновляемый процесс. Недаром Тиллих отмечает особую важность для человека мужества начать всё с нуля (вечное возрождение в экзистенциальном и религиозном смысле). Собственно, независимо от осознания самим человеком или от того в какой именно форме он это осознаёт, мужество быть — религиозная сила, в глубинном понимании этого понятия.

Мужество быть в человеке проявляется в двух ипостасях: в виде мужества быть собой и мужества быть частью. Оба этих проявления мужества быть противоречат друг другу, но когда они находят своё воплощение в верном соотношении, то человек может полно и гармонично утверждать своё мужество быть как индивидуальности, так и в отношении общества, частью которого он является.

Трудно переоценить эти проявления мужества быть в наше время и в нашем конкретном месте. Судьба и даже жизнь человека, как это стало совершенно очевидно в свете последних российских (да и не только российских, а и мировых) событий сильно зависят от того к какому сообществу он принадлежит (или же — не принадлежит). Это служит продолжением той темы, что была затронута в заметке о резонансном звучании разных событий и о влиянии на их освещение и обсуждение различных сообществ. Именно сообщества (состоящие из конкретных индивидуумов, конечно же) настойчиво предлагают и сейчас трактовать происходящие в России события как «конфликт фанатов с фанатиками», к примеру, или «националисты против национальностей», например. В более глобальном отношении и на другом уровне происходит присвоение различным группам и сообществам приставок «анти» и окончаний «фобия». Не всегда это распределение указанных «приставок» и «окончаний» соответствует действительности и отражает сущность явлений и происходящих событий. Но и это — проявление утверждения и борьбы одних сообществ по отношению к другим. Уничижительные наименования или носящие заведомо негативный оттенок в отношении оппонентов также происходят оттуда.

Кроме того, я вижу целесообразность в использовании в различных случаях не термина «страх» или «фобия», но порой более точных: опасность, неприятие и даже отвращение. По-моему, сейчас крайне актуально мужество использовать те слова, которые соответствуют описываемому явлению, а не вводят в заблуждение и не искажают картину, пусть и в самых «благих» целях.

Исходя из той же реальности вокруг нас, можно отметить, что желание одних сообществ ввергнуть другие в состояние отчаяния путём проявления своей витальности (как в виде демонстрации, так и в виде прямой физической силы) приводит к совершенно «неожиданным» результатам: обретению «другими» сообществами мужества быть и ответу насилием на насилие, как временной меры для восстановления состояния равновесия. По поводу происходящего конфликта между различными частями нашего общества, его причин и способов его разрешения я позволю себе дать ссылку на очень разумную статью Соколова-Митрича «Манежное правосудие». Однако, реальное развитие событий может быть совершенно иным, включая самые неприятные для большинства населения в России варианты.

В заключение: по определённым данным грядущий новогодний карнавал предполагается проводить без использования масок, возможно, предусмотрены какие-то иные развлечения?
Кирилл Кретов
Принять участие в обсуждении статьи можно здесь.
Tags: military summary
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments